Глеб Георгиевич, шутите? - укоризненно спросил Алимов. Не успела я крикнуть "войдите", как друзья ввалились в мое временное жилище. Всё пропадало, оставался только лоток, полный воды, песка и ожидания. В считанные секунды он оказался за пределами крепости среди индейских жилищ. А вы, оказывается, храбрый человек, Георгий, - заметила я после секундного замешательства. Михаил всегда был свеж, подтянут, по-мальчишески улыбчив. Лицо его было очень мрачным. Нечего мне тут ваше индейское дерьмо развозить! -- кричал на них человек-крыса. Спасибо, что взяли на себя труд передать приглашение. Какие вещи? - посунулся я к ней. Но Маркин, пока был жив, создал ему столько проблем, что обойти его своим вниманием подполковник не мог. Поблизости прыгало несколько ворон, но стервятники ещё не спустились, чтобы приступить к пиршеству. Я наклонился и понял, что грудь разрезана бритвой, острой бритвой, очень острой, потому рана почти не заметна. Нашего однокурсника, с которым Мефодий виделся буквально за два дня до смерти. Он покачнулся и рухнул на спину. Вовсе нет. Жизнь -- как матрос -- вся полосами. Давайте позвоним в сторожку и спросим, кого видел Павел Сергеевич вчера ранним утром. А управляют нами обосравшиеся Гулливеры. Только не это! - застонал Ветвицкий и рухнул на кровать. Мы сейчас убийство будем раскрывать. Подумав немного, он сказал, что смерть, возможно, наступила по естественным причинам. Когда их, залитых кровью, снимали с крестов, никто не подозревал, что в теле Иешуа бар Гиоры уже жил Нарушитель. Никакого разговора не получится. Как так? - удивился Павло, - В теле - она ничего. Не помню. После долгих церемоний изуродованное тело плотно завернули в шкуру бизона, перетянули кожаными ремнями и отвезли к раскидистому дереву на холмистом берегу реки, где поместили на горизонтальных ветвях и только после этого оставили в покое. Поэтому каждый день Пляски Солнца -- это отдельное торжество, очень яркое, пышное и громкое. Мельников ему даже понравился: он с первого взгляда производил впечатление опытного и уверенного в себе человека. Все Лакоты любят петь и танцевать. А, с "эмкой"... Заехал он, значит, домой переодеться. Лобовые атаки и отчаянные кавалерийские наскоки это не по нашему профилю, - подумал он.

Мне-то не легче от этого. Снизу поднимались только пузыри воздуха и радужные масляные пятна. Их одухотворяет Великий Дух. После выезда родных за рубеж постороннему человеку попасть ко мне в дом невероятно сложно, а задержаться дольше чем на пять минут позволяется лишь самым близким друзьям. По рыночным ценам, конечно. :-) Валленберг смотрел в пол. Когда уезжают. Потому что вы очень хотите жить. Здесь, возле Тани, я чувствовал себя на своём месте. Найдите их. Прощаюсь с тобой, мой друг. Мендель, - сказала Ульяна, когда они выходили из театра на площадь, - по-моему, ты бесчувственный, серый и вдобавок еще необработанный камень. Скоро Сын Белой Травы станет твоим помощником. Судя по интонации, Наталья пожала плечами. Дакоты называли этих метисов словом "Слота", происхождение которого остаётся необъяснённым на сегодняшний день. Иногда он подносил к глазам бинокль и внимательно рассматривал машины, выезжавшие со двора Управления ФСБ. И баранью отбивную на косточке. Его глаза сверкали в темноте, как два угля. Я вижу это по твоим грязным косам. Не лезь, сивушная твоя душа. Глаза у Павла Сергеевича совсем не маленькие. Зачем ты говоришь так? -- вспылил неожиданно Бак. Для него чужая точка зрения, противоречащая его собственной, просто не имеет права на существование. Вот только Люсеньку удалось уговорить. Дружат дамами. В задумчивости он остановился перед продавцом горячих напитков. Похоже, я кончу жизнь в психиатрической клинике. В конце осени Таня сообщила мне, что "Папирусный дом" ждёт от меня новых книг. Павел и Мендл миновали деревню. Давай, Менделе, сыграем еврейскую песню вместе, а бабушка, мама и папа будут петь. Лошади были готовы немедленно пуститься вскачь, как только появится Крапчатый Ястреб. Я просто смотрю. Но в каком виде! Хорошо, что Глыба не мог видеть моего лица. Ядовитая. На лице его не проявилось никаких чувств. А так, конечно. Ты меня серьёзно не воспринимаешь, -- пожаловалась она. Одни щедро дезинфецируют алкоголем, другие умасливают чем-нибудь вкусненьким, третьи глушат боль острыми ощущеними, четвертые предпочитают в качестве лекарства здоровый воздух гор, лесов или морских побережий, пятые исцеляются, отлеживаясь под пушистым пледом с любимой книгой в руках, шестые, напротив, обращаются к трудотерапии. Вообще-то сильно похож, хотя категорически утверждать не берусь. На востоке зарождался лиловый сумрак.

Да я уже точно не помню. Ни твоё мясо, ни твоя шкура не пропадут. Настали хорошие времена. Все наши, кто был поблизости, насторожились и стали звать удалившихся женщин обратно, но белые люди ничего не делали. Вы играете, Варвара рисует. Тут наверняка полно клопов. Но увы, немцы с ходу перешли Днепр северней и южней Киева, и через пару недель мы оказались в окружении. Сегодня должна прийти беда. Это был совсем молодой парень в разодранной рубахе.