Юрий неохотно уходил в свою комнату и садился за компьютер. Лёшенька, - шепнула она, - а ведь это чудо, что мы невредимы. Весь мир, кроме него самого, казался ему населённым очень дикими существами: зверями и индейцами. Ты пойми, пока Мирона не нашли, она вся извелась, терпела больше десяти часов. Лейтенант потупил голубые глазки. Городские ворота были уже на запоре, когда я вернулся. Она говорила Прошке, что рада отвлечься на поиски негодяя, ранившего старика.

Но ему так хотелось учиться, что он уговорил меня пойти вместо него в поликлинику и сделать анализы повторно - дескать, ошибочка у вас вышла, дорогие доктора. Я услышал далёкие голоса, повторяющие моё имя. Не могу утверждать, что его рассказ был для меня полной неожиданностью. Слушай, Игорь, всему есть предел. Как петухи. Все ждали приезда Гнилого Брюха. Перелом наступил. Что, довоевались? - бросал им в лицо старый седобородый дед, стоя у калитки своего дома. Он начал медленно, сдерживая напор накопившейся страсти, чтобы сохранить контроль над собой, и сполна выразить всю нежность и силу чарующей мелодии стиха. Ван Хеля вспыхнули. Меня ждала долгая неспешная прогулка по любимым набережным и улицам, а вечером - дружеские посиделки с Сандрой - самым замечательным человеком в Питере. С другой стороны, никто не отказал бы Мефодию в душевной широте. А ты сразу поезжай опрашивать жильцов. Только в Маховатке старосте удалось защитить своих. А вот этого убийца не знал. Ну ничего, жди, жди, Миня. Он мрачно кинул через губу: - А я и так на пенсии. Шлепали по камню белые ладони с жирными короткими страшными пальцами. Ты знаешь так много, что я не представляю, что думать о тебе.

Максу и нырнет куда-то на дно. А за что хотите, мне бы только стакан полный. Мне многое нравилось, но я никогда не любил это дело по-настоящему. Заснуть мне больше не удастся, это ясно. И вдруг, такое ресторанное откровение. Срочно надо выпить. Я уже договорился с директором ресторана.

Тренировочный костюм, белье, рубашки, носки, электробритва - все было новеньким, только что из магазина, даже с не сорванными этикетками. Да, приглашал. Унылой вереницей мы поплелись за Татьяной.

Он приходил ко мне. Самая заурядная история. И я вижу, что ты на самом деле не хочешь биться с нами. Вместе с пёстрой массой вождей и храбрых удалялся из форта нахмурившийся Бак Эллисон. Для сотрудников посольств был выделен единственный на весь Берлин универмаг "Вертхайм" на Потсдамерплац, где дипломаты совершали покупки. Говори ты, я что-то устала. Они уже давно сумели доказать Мирону, что ни в чем ему не уступят. Когда он наконец удалился, я тихонько постучала в дверь. А поскольку у нас их нет, то ей проще повернуться и уйти, не отвечая на наши вопросы, чем подставлять себя под удар, снова пытаясь кого-нибудь убить. Перемотал и вытащил из фотоаппарата кассету, а также забрал оттиски с ключей от "Волги". Другой обыскал невезучего агента, но ничего не взял. Да, господин мой, - ответила она дрогнувшим голосом и забралась подальше на кровать. Оскорблённый муж вошёл в его типи и выстрелил из револьвера. :-) И в ту же секунду она вдруг усомнилась в своих словах: было ли ей плохо в действительности? Пожалуй, нет. И мне тяжело соглашаться с тем, что вся моя долгая жизнь и жизнь моего народа полна ошибок. Селезнев снял перчатку и полез было в карман за сигаретой, но, уловив (не без основания) в моей последней фразе жалобу, остановился и положил руку мне на ладонь, лежавшую у него на рукаве. Мельникова интересовала внучка Донцова, которая приехала к деду на каникулы. Случилось кое-что ещё... Но я не могу понять, явь это или сон. Следующая - Ащукинская, нам сходить. Индейца отшвырнуло. На таком невзрачном фоне моя неземная краса станет просто убийственной, а я человек миролюбивый. Володя принялся помогать тёте Наде встать, и ощутил в своей ладони жесткие мозолистые пальцы ее рук. Твоя деликатность иногда становится людям невыносимо тягостной. Алло, - сказал я натужно и покашлял. Идите. Он интересовался его здоровьем и рассыпался в извинениях, что потревожил такого уважаемого и занятого человека.